Журналистика и медиарынок

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Оценка пользователей: / 28
ПлохоОтлично 

Дети погибших отцов
шли в музей семьями


Более шестисот фотографий кильмезян фронтовиков собрала акция газеты «Сельская трибуна»


Я — дочь фронтовика. Моего отца призвали на действительную службу осенью 1937 года.
В родную деревню Порек он вернулся весной 1947-го, к двум затянутым пожухлой травой бугоркам — могилам отца и сестры.
О войне отец не рассказывал, а вот свои фронтовые письма и дневники, сохраненные его матерью, читать разрешал. До сих пор я храню трогательные строки, написанные ровным папиным подчерком. Мой отец Алексей Андреевич Новоселов прожил долгую жизнь — восемьдесят шесть лет. Моей данью памяти об отце стала газетная акция «Наша память священна», которую я вела в газете почти три года

…Поздней осенью, сидя в доме одинокой старушки, рассказывающей о своей вдовьей судьбе, я перебирала старые фотографии. Бабушка рассказывала о живущих в городе детях, о карьере взрослых внуков. И вдруг сухонькой ручкой выхватила из моих пальцев желтый фронтовой снимок.

— Елизавета Степановна, кто это? — спросила я погрустневшую женщину.

— Петенька. Петруня. Петр, — прошептала она, — моя девичья любовь. Убили Петю под Смоленском в 1941-м, было ему чуть больше двадцати лет. Все, что осталось от него, эта фотокарточка…

Всю ночь я не спала после той встречи. Подушка казалась горячей, а в голове засела и болезненно ныла запомнившаяся фраза «все, что осталось от него — фотокарточка». Как дочь отца фронтовика я не могла забыть смотрящие на меня оттуда, из сороковых годов, глаза двадцатилетнего Петра.

Всего два десятка лет прожил он на этой земле. Бегал на пахоту к отцу, неся в узелке крынку молока да ржаной каравай, гонял со сверстниками в ночное коней, любил гладить косы зеленоглазой Лизы и очень хотел жить. Но отлитая в Германии пуля оборвала жизнь вятского парня, захороненного где-то у кромки березового леса. Давно умерли родные Петра, и только Лиза, давно ставшая Елизаветой Степановной, хранит память о солдате.

А скольких же убитых, пропавших без вести, искалеченных и умерших от ран бойцов скрыл туман забвения? Сколько полуистлевших снимков не вернувшихся с полей сражений солдат хранятся в старых семейных альбомах?

Более четырех тысяч кильмезян остались на той войне, навечно упокоившись в чужой земле. Они не успели вырастить детей и с достоинством пройти перед ними в заслуженных наградах Родины. Их не чествовали в День Победы, не порадовали достойной пенсией и новой квартирой. Они навечно остались солдатами войны, защитниками Отечества. Именно тогда, в ту памятную ночь, родилась идея провести в районной газете памятную акцию «Наша память священна».

Объявленная в газете акция предлагала жителям Кильмезского района принести в редакцию фотографии погибших, пропавших без вести, умерших в медсанбатах от ран отцов, братьев, сыновей, мужей, дедов. Около месяца ждала я первых фотоснимков. И вот пришел мужчина. Он принес два рисованных портрета своих дядей, погибших в годы войны. Следом за ним пришла целая семья родственников. Они держали фотографии семи братьев Степановых из деревни Ар-Порек, пятеро из которых погибли на поле брани.

Раз в неделю на второй или третьей полосе газеты мы давали материалы памятной акции. С фотографиями погибших солдат приходили не только люди старшего поколения, но и школьники. Вечерами я сканировала каждое принесенное фото, по мере возможности реставрировала, складывая в отдельную папку. Очень помогал в работе сайт «Мемориал», ведь зачастую дети погибших фронтовиков ничего не знали о том, где и как сложили головы их родные.

Однажды в редакцию пришла женщина, родившаяся за месяц до начала войны. Ее отец погиб в сентябре 1941-го, и она никогда не видела его. Когда, распечатав, я подала фотографию братской могилы, где захоронен ее отец (документ сайта «Мемориал»), женщина повела себя странно:

— Козу-то, Сюрку мою, кормилицу, обязательно продам, да еще пенсию добавлю, — проговорила она.

— Зачем козу продавать?! — не поняла я собеседницу.

— Так чтобы на билет хватило! К папке-то пока я жива, мне надо обязательно съездить.

Эти слова семидесятилетней дочери, никогда не видевшей отца, потрясли меня до душевной боли.

Более шестисот фотографий кильмезян фронтовиков собрала акция газеты «Сельская трибуна». Более двух лет жители района, кильмезяне, проживающие в других регионах и даже за рубежом, передавали, пересылали мне по электронной почте фотографии своих близких. Каждому захотелось почтить память родных на страницах газеты.

Чтобы сделать газетную акцию еще более значимой, я отправилась в районный краеведческий музей. Ко Дню Великой Победы мы организовали из фотографий акции праздничную выставку. Предприниматели Хайдар Билялов и Фанис Исупов дали по десять тысяч рублей для печати фотографий и приобретения рамок. Предприниматель Олег Шукулюков распечатал снимки фронтовиков.

9 мая выставка «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой» была открыта. И вновь потрясение! Дети погибших отцов шли в музей семьями. Они никогда не видели могил своих отцов, и музейная выставка стала местом, где постаревшие дети войны, их внуки могли склонить колени.

Михаилу Карачеву было двенадцать лет, когда в поле у деревни Микварово он проводил на фронт отца. Мальчишка долго плакал в тот день, а потом все восемьдесят лет носил в кармане пиджака спичечный коробок, выстланный ватой. В нем он хранит единственную фронтовую фотографию отца.

— Тятя, — обратился седой сын к образу отца в деревянной музейной рамке, — я привел твоих правнуков. Смотри, как похож на тебя наш младший Иван.

Поверьте, смотреть на то, как дети военных лет разговаривают с портретами отцов, не было сил. Плакали все в музее, даже редактор районный газеты Николай Астафьев, у которого воевали на фронте мать и отец, не мог сдержать волнение, промокнул глаза.

Газетная акция всколыхнула память. Жительница деревни Вихарево Светлана Максютова специально съездила в Санкт-Петербург, побывала на легендарном Невском пятачке. Здесь погиб в годы войны ее дед Нестор Куприянович Попков. На страницах «СТ» внучка фронтовика рассказала не только о дедушке, но и о его братьях-фронтовиках Акиме, Андрее, Борисе, Даниле. Сотни солдатских судеб ожили на страницах «районки», сотни экземпляров газеты попали в семейные архивы, разлетевшись не только по нашему району, но и далеко за его пределы.

И хотя памятная акция «Наша память священна» завершена, письма о фронтовиках, их судьбах по-прежнему приходят на мой адрес. Я по-прежнему пишу о тех, кто, как и мой отец, принадлежал к славной когорте ПОБЕДИТЕЛЕЙ, а итоги акции считаю самым весомым результатом моей работы в районной газете «Сельская трибуна».


Татьяна Сморкалова


"Журналистика и медиарынок", № 06, 2013


 

ЖУРНАЛИСТИКА И МЕДИАРЫНОК: НАШИ АВТОРЫ

Светлана Макаренко, газета «Крымские известия, Республика Крым
Для себя решила: моими героями должны быть люди, делающие открытия, которые меняют нашу жизнь к лучшему. Люди, которые уверены, как Константин Циолковский, Что «невозможное сегодня станет возможным завтра».