Журналистика и медиарынок

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Дневник редактора

Чай? кофе? потанцуем?

Посетив Китай, мы увидели, какой могла стать жизнь наших редакций, если бы в 1991 году Россия поставила на коммунизме менее жирный крест.

Читать полностью
 
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 

На пониженной передаче

Я читал статьи, присланные на конкурс, и не знал — плакать или смеяться. Вот несколько заголовков: «Темпы роста высокие, но есть над чем работать». «Культура района вдохновляет и побеждает». «На пороге научной победы»... Образцы креативного самоограничения, доводящего до косноязычия.

Читать полностью
 

Утром — деньги, вечером — стулья

В детстве я не мечтал быть журналистом. Какие перья? Электрогитары и барабаны — вот единственно стоящая вещь. Судьба со мной советоваться не собиралась. Дала хорошего пинка, и я не заметил, как очутился в редакции. Сначала для официального места службы, а потом оказалось, что журналистика кормит лучше музыки и сделать карьеру здесь легче.

Читать полностью
 
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 

Билет в одну сторону

В памяти свежи времена, когда умники призвали прессу к гиперинтерактивности

Читать полностью
 
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 

Реальная история

-Кто за исключение из комсомола? Мы дружно подняли руки. Дело было в конце эпохи государственного атеизма. Дело было персональным. Советскую школьницу в Пасхальную ночь обнаружили в церкви. Лишение комсомольского билета означало волчий билет во взрослую жизнь. Кто узнает, что было с ней дальше?

Читать полностью
 


Страница 9 из 18



ЖУРНАЛИСТИКА И МЕДИАРЫНОК: НАШИ АВТОРЫ

Леонид Сомов, заместитель редактора газеты «Слава Севастополя», город Севастополь
Мой совет партнерам по журналистскому цеху: всегда ищите в любом объекте вашего внимания второе дно. Нет однозначности в природе, кроме факта непреложности жизни и смерти. И чисто профессиональное наблюдение: интересные мысли рождаются, как правило, в итоге сомнений на базе того или иного явления, признанного как «медицинский факт».