Журналистика и медиарынок

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 

Хочешь — жни, а хочешь — куй

В прошлую лихую годину я питал иллюзию, что кризис — это такой санитар леса. Убирает ненужное, хворое, расчищая место для живого, полезного. В нашем случае — оздоравливает медиаполяну. И сначала вроде пошло — в киосках поубавилось глянца, добавилось серьезной прессы. А потом и кризис притормозил, и процесс поменял вектор. Эволюцию поправили так, чтобы выиграли те, кого посчитали своими. Вне зависимости от пользы для леса.


Как-то я услышал историю о разном отношении народов к своему делу. Говоря упрощенно, северная модель — это когда для редактора доверие читателя дороже отношения приятеля. Южная — когда редактор пожертвует чем угодно, если попросит нужный человек. Особенно важный.

И вроде бы мы северная страна, а проглядывают черты южной. В подобной традиции мало места для профессиональных умений и знаний. Легче угадывать желания одного, чем вертеть головой, слушая многих.

В эпоху стабильности эта модель эффективна, но сегодня в экономике опять сплошные прогнозы.

Куда пойти, куда податься? Казалось бы, вот он, звездный час для дельного журналиста. Рассказывай, как сэкономить, где подработать, как день простоять да ночь продержаться, и благодарные сограждане тебе воздвигнут памятник.

Увы, популярная когда-то поговорка «хочешь жить, умей вертеться», похоже, утрачивает актуальность как для нас, так и для нашей аудитории.

Одни не умеют работать с «пользухой», другим она не нужна и даром.

ТАК ПОДНИМЕМ ЖЕ БОКАЛЫ за наших читателей, которым от нас много не надо, — может, и это испытание пройдет стороною!


Владимир КАСЮТИН


"Журналистика и медиарынок", № 01, 2015


 



ЖУРНАЛИСТИКА И МЕДИАРЫНОК: НАШИ АВТОРЫ

Марина Вагина, газета «Соликамский рабочий», Пермский край
Журналистика не терпит людей случайных. В нее приходят только те, кто понимает, что это общественная деятельность. Правильно говорят, что журналистика, как и кино, не имеет возраста. В профессии остаются, как правило, те, кто пришел в нее по большой любви,