Журналистика и медиарынок

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Оценка пользователей: / 6
ПлохоОтлично 

Встань на крыло!
Или несказанная речь


История не терпит сослагательного наклонения, а литература вполне. Давайте представим на миг, что в любимой всеми сказке Андерсена гадкий утенок встретился с лебедями в другое время. Намного позже. Смирившийся со своей участью. Привыкший уворачиваться от тычков, крякать, как научили, и клюющий со всеми одинаковую болтушку. Так и не переступивший порог птичьего двора, не пытавшийся взлететь. Каково бы ему было увидеть в красивых белых птицах свои неиспользованные возможности?


То же самое почувствовала я, три с половиной года назад, когда попала на XV фестиваль журналистов «Вся Россия-2011». Иногда нам, чтобы очнуться от летаргии, достаточно посмотреть на свое отражение в глазах другого человека. И не узнать его, и возмутиться.

После одного из прослушанных семинаров я подошла с флэшкой к спикеру Владимиру Касютину. Его лицо мне показалось знакомым, я же видела его на обложке журнала, который, честно говоря, и не читала, потому что считала, что публикуемое неприменимо в обычной районке.

«Как вам фестиваль? — спросил он. — Где вы работаете?»
«Обыкновенный корреспондент», — пожала плечами я.
«Ну что вы! Если вы оказались здесь, значит вы необыкновенный корреспондент», — шутливо перехватил он мой каламбур.

Эти простые слова подействовали просто оглушающе, своеобразной иерихонской трубой, которая провозгласила: «Пора!» Набраться смелости, чтобы заглянуть в себя, достать глубоко запрятанные амбиции, вспомнить похороненные проекты, признать свои ошибки. В которых виноваты только мы сами. Эти воспоминания непросто отдирались: с прослойками счастливых мгновений, проглоченных обид, непризнанных открытий.

Журнал «Журналистика и медиарынок» стал волшебным Золотым ключиком, открывающим мною же запертые засовы, а тексты, легшие на страницы, — индульгенцией, в которой нуждается даже самый атеистичный журналист.

Прошло три года. Я снова оказалась в том же кругу, но, надеюсь, уже в другом обличье. Получить столь высокую награду из рук председателя Союза журналистов России Всеволода Богданова — об этом даже не мечталось, но смоглось.

«Чего ты такого написала-то? — любопытствовали по возвращении знакомые и не очень люди. — Как можно с районки в Москву докричаться?»

…Во время учебы на журфаке курс фотодела закончился тем, что нам раздали фотоаппараты ФЭД, инструкции по покупке черно-белой пленки, реактивы и задание принести пять фотографий разного жанра. Я ответственно подошла к делу. Уговаривала прохожих, ловила в кадр птиц, догоняла собак, заставляла улыбаться случайных людей, караулила рассвет над рекой. Проявляла в специальной университетской лаборатории без окон, путаясь под черной простыней с вшитыми для удобства рукавами. Высушенная на веревке с прищепками пленка была… абсолютно пустой. А завтра зачет!

Я побежала к старшекурснику, на тот момент работающему в нескольких изданиях, выбрала из гостеприимно предложенной пачки снимки качеством похуже и принесла их преподавателю. Он молча расписался в зачетке, потом сказал: «Я прекрасно помню почерк каждого обученного мною фотографа и знаю, чьи это снимки. Но ты не виновата, что ничего не вышло. Один из фотоаппаратов был неисправен, но выяснить это среди сорока штук очень сложно. Поэтому спасибо за то что, помогла мне».

Увы, наши районки напоминают сегодня засвеченные пленки. Вся бурная сельская жизнь, характеры, людские перипетии остаются за кадром, вне полосы. Так мы расплачиваемся за какой-то неисправный элемент в нашей цепочке и называем это своей работой.

Власть готова вкладывать невероятные средства в эфемерные проекты по открытости политиков, стратегий, инновационных электронных заморочек, чтобы быть ближе к народу, тогда как это изобретение давно уже есть — Средства Массовой Информации.

Мы стоим на перепутье. Кто даст нам в руки неисправную камеру — власть или бизнес? Каким рабом лучше быть? Унаследованным или купленным на аукционе, на рынке? Только во втором случае будь готов, что тебе пересчитают зубы и проверят бицепсы. Каждый выбирает сам: залпом выпить стакан касторки или цедить по глоточку. В новый год мы подсчитали, что одна проплаченная опубликованная статья про колбасу стоит так же, как квартальное информационное обслуживание администрации. Про «колбасную передовицу», между прочим, никто сейчас и не вспоминает, а за репортажи с муниципальных сессий нас жучат дотошные пенсионеры.

Что дальше? Вопрос, на который пока не хочется отвечать. Но я обязана передать эстафетой эти волшебные слова коллегам, читателям:
ВЫ — НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ЖУРНАЛИСТЫ!


Айгуль РОЗМЕТОВА,
заместитель главного редактора редакции газеты «Куюргаза»,
Республика Башкортостан


"Журналистика и медиарынок", № 03, 2014


 



Михаил Мамчич Афоризмы

Похудев, уже не выглядела полной дурой.

Ваше мнение

О чем в нашем журнале надо рассказывать чаще?