Журналистика и медиарынок

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 

Враг не дремлет


И это очень удобно — все на свете списывать на его бессонницу


Пригласили на семинар редакторов районных газет одной недальней (от Москвы) области

СЕМИНАР ПРОХОДИЛ в крохотном древнем городке с весомыми заслугами перед историей российской, в помещении краеведческого музея, в доме красной кирпичной кладки — одном из двух, сохранившихся от позапрошлого века.
Остальные кирпичные и некирпичные дома спалила да взорвала команда из тридцати девяти карателей 27 января 1944 года, и с этого дня внешних врагов в городке уже никогда не было.

Но за минувшие семьдесят лет старый свой облик городок не восстановил, нового лица не приобрел, дороги, естественно, побиты, центральная улица носит имя Маркса, газа нет — завозят баллоны, во дворах поленницы дров, самое могучее здание городка — райсуд (бывший райком КПСС). В самом музее — старые фотографии, самовары, полотенце с любовно вышитым стишком (с ятями и ерами): «Учитель с барыней шушукают тайком. Сам барин, позабыв, как он к порядку нужен, ушел с служанкой в бор искать грибов на ужин…» Рядом — госграница, уже на том берегу озера плетет козни НАТО. Но вращается над заставой радар, вращается неусыпно, так что есть надежда, что, может быть, все и обойдется.

На семинар собрались руководители газет — двое мужиков, остальные женщины, коммунистического прошлого практически никто не застал, лица у всех хорошие, улыбчивые, умные. Живут сложно. Зарплаты, как мне сказали, около семи тысяч в месяц. Со всеми надбавками? — попробовал уточнить я. Со всеми. Правда, один признался, что выходит все-таки побольше — до пятнадцати даже. Вообще это недавно еще была средняя для интеллигентов по району, но весной бюджетникам, учителям, врачам прибавили, так что сейчас и пятнадцать — ниже средней.

СЕМИНАР НАЧАЛ руководитель управления из обладминистрации, строго пообещавший всех, кто не приехал, лишить премии. Выступили зам главы аппарата областного правительства и местный социолог, руководитель пиар-агентства, проводник разнообразных модернизационных идей. Этот, в частности, предложил разработать новую модель районок — на перспективу.

Чтоб стали они выходить страниц по тридцать шесть и полностью заполняли собой создавшийся после ухода федеральных и областных изданий информационный вакуум. Смелые идеи собравшимися были восприняты вполне хладнокровно: например, в газете, выходящей в городке, где проходил семинар, работают два журналиста, так что тридцатишестистраничный выпуск смогут они осилить очень не скоро.

Еще социолог сказал, что не надо думать, будто газета что-то может решить своими выступлениями. Ни-че-го она решить не может. Она может только сымитировать постановку проблемы, когда соответствующее решение уже принято. Из этого и следует исходить, а не переоценивать свое значение в историческом процессе. Перед газетой совсем другая важная задача — информировать читателя о том, что делается властью, пока же такая информация ниже всякой критики, нет ее, по сути. Этому и надо учиться настоящим образом.

Откуда они только все берутся на нашу голову, эти теоретики?

А ПОТОМ ВДРУГ ГЛАЗА у всех собравшихся загорелись, вопросы посыпались, реплики с мест всякие. Ибо произнесены были ключевые слова: ТЕХНИЧЕСКОЕ ЗАДАНИЕ. Оказывается, областная администрация спускает такие задания районным газетам, строго контролирует их выполнение и, соответственно, оплачивает, чем поддерживает существование районок в материальном смысле. Тут уж обсуждение приняло строгий и конкретный характер: как технически осуществляется оплата, от чего она зависит, кто рассматривает (до публикации) сами тексты, кто все это координирует и так далее.

Всплыл конкретный пример: вот поступило техническое задание на пиар такого-то достойного человека. Ему самому подготовленные материалы посылать надо? Или администрация сама с ним все согласует? Последовало разъяснение: надо и достойному человеку отправлять, и в администрацию. А вот у нас, в таком-то районе, глава печатать про этого достойного человека запретил (ну, мы его поправим, уверенно откомментировали из президиума)…

В общем, достойный человек неожиданно стал главным героем семинара. Его непривычно для гостя звучащая фамилия так и влетала едва ли не в каждую произносимую речь, и даже порой казалось, что и не фамилия это, а должность такая или вовсе аббревиатура... Оказалось — нет, фамилия. Человек — депутат Госдумы, зампред профильного комитета и член комиссии по этике, его юный сын тоже депутат — но областного заксобрания…

А теперь угадайте: из какой они оба партии?

Не угадали!..

А техническое задание поступило из администрации, представляющей совсем другую партию. И оплачивается это задание из бюджетных, как я понимаю, денег. Или достойный человек оплачивает весь этот пиар из своих личных средств? И администрация участвует лишь в качестве посредника? И берет с достойного человека комиссионные? Или не берет? А делает все это лишь из бескорыстной любви к демократии?..

МНОГО ЕЩЕ ВОПРОСОВ можно задать. Хочу только обратить внимание, что такая у нас «оппозиция» и есть. И власть такая. Не заблуждайтесь.

На следующий день к участникам семинара приехал вице-губернатор (социолог тоже, молодой, симпатичный, очень похожий на вице-спикера Железняка, я даже вздрогнул поначалу), но потревоженный дух достойного человека все продолжал витать над высоким собранием. Во всяком случае, весь разговор с вице свелся к живейшему обсуждению критериев работы редакций, по которым они должны получать ежегодные премии от областного начальства. Прозвучало, в частности, и предложение все свести к оценке выполнения техзаданий, но от него все-таки, при всей его привлекательности, отказались. Решили вопрос проработать и обсудить попозже…

А еще раньше кто-то выкрикнул: мол, «техническое задание» звучит несколько оскорбительно. Может, называть его «творческим»?

…А не один ли хрен, простите за резкость?

Лично у меня не повернется язык укорить участников семинара за то, что они, по сути, откровенно предают принципы профессии, каковую я по-прежнему считаю лучшей в мире.
О журналистику сейчас вытирают ноги далеко не только в этой области, она поставлена в положение несчастной служанки, вынужденной по первой команде отправляться «искать грибов на ужин» с любым пожелавшим того барином.
Который, кстати, может эту служанку, ее отнюдь не спрашивая, ссудить соседу-оппозиционеру, а служанка должна при этом изображать все тот же энтузиазм и преданность.

Ибо без жалких грошей из барского кармана районная (унылая, сказать по правде) пресса немедленно сдохнет, а другой в районах уже нет. Невелика потеря, скажете? Но умные люди установили, что печатное слово и слово, произнесенное с экрана, действуют на разные участки мозга. Без печатного слова какие-то участки мозга останутся без работы вообще. Не страшно? Обойдемся?

В ГОРОДКАХ БЕЗ ГАЗА И С НЕМОЩЕНЫМИ ДОРОГАМИ, носящими имена классиков марксизма-ленинизма? Люди, целенаправленно губящие прессу, смеют называть себя «патриотами», в то время как мир свою прессу, наоборот, спасает. Освобождает от налогов и таможенных платежей, дает льготы по аренде помещений, дотирует продажу бумаги, не дает распуститься почте… Причем делает это для ВСЕЙ прессы, а не только для той, что выполняет технические задания власти.

Это, кстати, позволяет и предъявлять своей прессе такие высокие требования, которые нам и не снились.

У нас же предъявляют требования только в соответствии с собственными представлениями о своих способностях руководить всем на свете.

Умные люди уже языки стерли, подсказывая, что надо делать. И ведь у нас для этого — пока еще — есть деньги. Вон 45 миллиардов для телекомпании Russia Today нашлись же. А RT, кстати, работает исключительно на заграницу, что глубоко символично.

Наши «патриоты» категорически не желают думать о России. Они думают только о загранице.

И это, ко всему прочему, заразно.

С одним из участников семинара во время перерыва я разговорился.

— Это все американцы, — убежденно прокомментировал он мое выступление. — Совершенно очевидно, у них — хорошо продуманный план. Сначала они погубили нашу центральную прессу, потом областную, теперь взялись за районную. Но мы еще держимся за наши традиции…

Ты что? — поразился я. — Где эта Америка и где твой район?

Но он остался при своем мнении.

 

Павел ГУТИОНТОВ,
секретарь Союза журналистов России,
Москва


"Журналистика и медиарынок", № 09, 2013


 



Михаил Мамчич Афоризмы

До того расцвела, что все мысли были только об опылении.

Ваше мнение

О чем в нашем журнале надо рассказывать чаще?