Журналистика и медиарынок

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Оценка пользователей: / 8
ПлохоОтлично 

Света – незнакомая «звезда»...

Сейчас это кажется странным, но еще полмесяца назад имя Светланы Белявской не сказало бы мне ни о чем. Зато, как и большинству граждан, хотя бы изредка включающих радио и ТВ, мне знакомы (и, по случаю, даже вертятся в голове) эстрадные шлягеры:


Сейчас это кажется странным, но еще полмесяца назад имя Светланы Белявской не сказало бы мне ни о чем. Зато, как и большинству граждан, хотя бы изредка включающих радио и ТВ, мне знакомы (и, по случаю, даже вертятся в голове) эстрадные шлягеры: «Садовник» (исп. И.Николаев), «Силы небесные» (исп. Н.Басков), «Костюмчик» (исп. В.Рыбин и группа «Дюна»), «Благословляю этот вечер» (исп. И.Николаев), «Ты чужой» (исп. Н. Чепрага)... Ну, и с полтора десятка других - в исполнении именитых «соловьёв российской эстрады»: Юрия Николаева, Михаила Шуфутинского Ларисы Долиной, Филиппа Киркорова, Николая Баскова, Екатерины Шавриной, Натальи Сенчуковой, Надежды Чепраги... А, между тем, автором слов, на кои написана каждая из этих песен, является именно она - Светлана Белявская, пермская поэтесса, а ныне еще - и организатор благотворительных мероприятий для людей с ограниченными возможностями.

Как же так? Почему, при столь мощной популярности её песенно-поэтических детищ, имя их создательницы у широкой публики до сих пор не на слуху? Ларчик, как выяснилось в нашей беседе со Светланой, открывается просто: объявлять ни со сцены, ни в эфире, на чьи слова написана песня (будь она хоть трижды хит в круглосуточной ротации), по нынешним временам... не обязательно! Благославленная, по сути, государством, анонимность «произведений малой формы» (коими являются песни) больно бьет как по авторам слов, так и музыки. Помимо ущемления «репутационных прав», утаивание авторства влечет за собой и весьма ощутимые финансовые убытки – хроническую недовыплату гонорара. Да и вообще, судя по финансовому положению поэта-песенника Светланы Белявской, нынешняя система «учета исполнения песен» напрочь лишена прозрачности - зато полна казуистики и загадок...

Так, по закону, «авторские» надлежит выплачивать за каждое исполнение каждой песни в каждом, отдельно взятом, общественном месте. Однако, судя по распечаткам «Расшифровки авторского гонорара», которые РАО «любезно» предоставило Белявской Светлане Викторовне, за период с января по май с.г., песни на её стихи исполнялись, в среднем, лишь 12 раз в месяц (это хиты-то, по всей-то стране!). В совокупности же, за пять месяцев, ей «накапала» «сногсшибательная» сумма - аж 12288 руб. 15 коп.! (Впрочем, и этих денег поэтессе велено «подождать» - её очередь подойдет, когда РАО расплатится с более «раскрученными» авторами).

Впрочем, относительная безвестность Светланы Белявской имеет, подозревает она, и другую, не менее прискорбную, причину: пермские СМИ (не все, конечно, но тенденция такова), перестав в рыночных условиях быть (и даже казаться!) альтруистами, не особо рвутся «популяризировать» творчество кого бы то ни было «за так», «за бесплатно».

Хотя, казалось бы... Вот вам - «штучный товар»: землячка - соавтор многочисленных хитов, получивших всенародную известность! К тому же, - человек с незаурядной судьбой, способный стать для многих (особенно – для детей «с ограниченными возможностями» примером для подражания. Да за такую героиню, казалось бы, драться надо, дабы заполучить её на страницы своего СМИ! Ан, нет, местные издания с куда большей охотой пишут сегодня о тех, чей вклад в общественно-культурную «копилку», мягко говоря, сомнителен, зато финансовый (в «копилку» данного СМИ) – приятно весом. На Белявской же гешефт особо не сделаешь: платить «за раскрутку» на родной земле она отказывается напрочь – это её кредо...

Через тернии – к звёздам... эстрады

Талантливых людей у нас много, кто бы спорил... Реализованных талантов – в разы меньше. Талантов же, ставших знаменитыми, – единицы. Почему так?

Как ни крути, а в рассказе о Светлане Белявской без лирического отступления «О судьбе таланта в России» не обойтись - уж очень (до боли!) нагляден её пример. По «линии жизни» поэтессы видно, сколь мощным «довеском» должен быть оснащен российский талант (а уж талант-немосквич, лишенный «льготного старта», по её мнению, - стократ!), дабы пробить незримую стену, отделяющую его от потенциального «потребителя» – слушателя, зрителя, читателя... Этот «довесок» – Мечта, подкрепленная волей. Она же – броня, дающая «носителю таланта» нужный (а нужен, как правило, громадный) запас прочности. Воля к «сбыче Мечты» дарит «талантоносцу» уникальную способность – видеть суровый мир иначе, нежели его «неотягощенные талантом» сограждане. Позволяя презреть «мелочи быта и бытия» (в том числе, и моральные, на взгляд других людей, «унижения»), она дает ему реальный шанс не только уцелеть в этом мире, но и, если повезет, – преуспеть...

(В скобках заметим: ни о какой внешней поддержке – со стороны государства /общества - речь, увы, не идет: уповать российскому таланту остается лишь на собственные силы да на Его Величество Случай)...

...Между тем, Светланин «счастливый случай» никуда не спешил: будучи, видимо, «марафонцем», а не «спринтером», он заставил себя ждать аж целых тринадцать лет... Пермячка Света, влекомая желанием, чтобы песни на её стихи «пела вся страна», начала «решительно действовать» еще в нежном, школьном, возрасте - именно тогда начались её ставшие впоследствии регулярными «вылазки» в столицу. Цель девочки была по замыслу проста, но сложна в исполнении: пробравшись за кулисы концертного зала, постараться вручить тетрадь со своими «виршами» всесоюзно популярным певцам, выбранным ею «по телевизору». И, прежде всего, – Игорю Николаеву, чья песня «Мельница» очень уж легла ей в те годы на душу...

- Сколько себя помню, - говорит Светлана, - с двумя огромными сумками наперевес (в одной – вещи, в другой – стихи), много лет подряд я моталась из Перми в Москву: в надежде «поймать» у дверей концертного зала свою «звезду» - чтобы передать стихи. Бывало, переночую на вокзале, а утром - бегом «на охоту»! Иногда приходилось мерзнуть в ожидании «моего» артиста по нескольку часов ...

К слову, опыт по части «ловли звезд» (не слишком, правда, удачный) у предприимчивой девушки к тому времени уже был. Первой «её» звездой был Юрий Маликов, посетивший Пермь осенью далекого 1974 года. Тогда, вспоминает она, пролистав тетрадь с её стихами, певец ободряюще улыбнулся и заметил: «Пишите еще, девушка, - у вас обязательно получится!». Света тогда, конечно, расстроилась, но обещала себе: «Когда-нибудь мои песни будут петь на лучших сценах страны!»...

Культурная жизнь в советской Перми била, кстати сказать, ключом - на гастроли то и дело съезжались звезды первой величины: «Весёлые ребята», «Поющие сердца», «Лейся, песня!», Марина Влади... Светлана зорко следила за афишами, стараясь не пропустить ни единого концерта. У нее даже выработалось хитрое «ноу-хау»: как, увернувшись от контролеров, половчее проникнуть за кулисы. Многие тексты таким макаром передать ей, как ни странно, удалось – однако ни одного предложения «о сотрудничестве» за сим, увы, не последовало...

...Вслед за «пермским» периодом «ловли звезд» пришел период «московский». В столице шансы на удачу неизмеримо возросли. Правда, теперь задачу по передаче знаменитостям своей поэзии осложняла суровая «проза жизни» – в виде отсутствия жилья. За неимением московской родни, ночевать Свете частенько приходилось на вокзале, подложив под голову увесистую сумку (о том, как эту тяжесть хрупкая девушка на себе таскала, - отдельная, извиняюсь за каламбур, песня!). А на рассвете, наскоро приведя себя в порядок (насколько позволяли вокзальные «удобства»), Света приступала к поискам «своей» звезды...

Этот её «московский период» имел, к слову, свою предысторию: в программе «Утренняя звезда» молодой, еще не вполне раскрученный музыкант Игорь Николаев исполнил как-то песню «Мельница». Слова и мелодия этой песни до того легли девушке на душу, что она, не зная еще имени певца, остро почувствовала: так вот же он, «её» композитор! Вот кто напишет первую песню на её стихи!.. Интуиция девушку не подвела – спустя время, именно так и вышло...

... Дрожа на холодном мартовском ветру, Светлана караулила Николаева у служебного входа в концертный зал «Олимпийский». Караулила долго – часа три. И когда, отчаявшись, собралась было покинуть бесполезный, как ей стало казаться, «пост», вдруг увидела: из машины выходит он – «её» Игорь... Их разговор длился не больше минуты, но первые слова кумира, вспоминает она, подкупили своей простотой: «С праздником, девушка!» (дело было в преддверии 8 Марта). – «Здравствуйте, Игорь, я из Перми...». А в ответ: «Извините, девушка, но сейчас я говорить не могу – вы меня подождите...».

...Ну, конечно, она его дождалась, кто бы сомневался. Хотя, вспоминает Светлана, надежда на «повторное» возвращение Игоря таяла с каждым получасом, и чуть было не растаяла совсем... Поэтому, когда - вопреки её опасениям - музыкант всё же вернулся, юная поэтесса смогла лишь охрипшим на холоде голосом повторить: «Я - Света из Перми, хочу предложить Вам свои стихи...». – В ответ же услышала: «Вы, девушка, не обижайтесь, но у меня сейчас в текстах нужды нет»...

...И всё же её упорство не пропало даром – кумир-таки взял тетрадь! Пробежав глазами неровные строчки, вынес вердикт: «Мне нравится, что вы чувствуете образ. Не исключено, что я смог бы написать песню на ваши стихи. Но только не на эти - из них мне не подходит ничего. Присылайте еще – посмотрим...».

Слова музыканта придали Светлане сил – в Пермь девушка вернулась окрыленной. Дома, перерыв кучу записей, обнаружила стихотворение «Садовник» – «образ» в нем, как и учил Игорь, «просвечивал» вовсю!

...Следующая её «вылазка» в Москву случилась примерно через месяц. К её огорчению, музыкант отнюдь не считал часы до встречи с новоявленной «авторшей» – он её попросту... забыл! Но, к счастью, – вспомнил. А вспомнив, часа полтора, не меньше, давал юной поэтессе «мастер-класс»: кромсал и перечеркивал её строчки, приговаривая: «Сейчас, Светуля, я научу тебя, как правильно писать песни!..».

- И, правда, - вспоминает Белявская, - научил. Этот «мастер-класс» не прошел для меня даром - я узнала несколько важных вещей. Например, что у будущего хита должны быть яркое название и – обязательно! - ударная, запоминающаяся, строчка припева. А еще надо, чтобы, слушая песню, зритель мог рисовать себе мысленный образ - картинку...

...Закончив «разбор полетов», Игорь дал ей «домашнее задание» - написать третий куплет к песне «Садовник». И – понеслось! Света подошла к делу серьезно, и вскоре в Москву на имя Николаева одна за другой полетели телеграммы – с вариантами третьего куплета...

... Впрочем, обратного потока почты не наблюдалось - Светины послания оставались без ответа... Поэтому в очередной свой приезд в Москву она приготовилась услышать «горькую правду» - о судьбе «несостоявшейся», как она полагала, песни. Узнать же эту «правду» девушке было важно из первых уст, и Света отважилась на «немыслимое» - явилась к Николаеву домой. Дверь ей открыла тогдашняя жена певца - Лена. Поначалу Свету приняли за назойливую поклонницу, однако, разобравшись, в чем дело, - пригласили в дом. Там, от Лены, не веря своим ушам, Светлана узнала, что песня на её слова, о чудо, всё же написана!..

Она вспоминает: вернувшись домой и застав там молодую «соавторшу», Николаев ничуть не удивился, зато приятно удивил её - поставил магнитофонную запись их совместного «детища»... Она слушала, но «не слышала почти ничего»: организм не справлялся с внезапно нахлынувшим на него счастьем – перед глазами поплыл туман... Игорь же её состояния поначалу не понял, всё тормошил: «Ну, что же ты молчишь? Скажи хоть что-нибудь!..». Потом, догадавшись, в чем дело, засмеялся: «Тебе что же, после каждой новой песни надо будет «скорую» вызывать?»... А до неё лишь после третьего проигрыша заветной пленки дошло, что её Мечта потихоньку, кажется, начала сбываться...

Кстати, такая - несоразмерно острая, «полуобморочная» – реакция на успех сопровождала Белявскую почти всегда. Как-то, впервые услышав песню на свои стихи по Всесоюзному радио, она и впрямь «хлопнулась в обморок»! И друзьям, которые в тот момент оказались рядом, пришлось - Николаев как в воду смотрел! – вызывать ей «скорую»...

...Вскоре, не без помощи Игоря Николаева, Светлана Белявская начала обживать непростой мир эстрады (в скором будущем плавно перетекший в пресловутый российский «шоубиз»). Постепенно она обрастала знакомствами с именитыми композиторами и звездными исполнителями. Стихи её пользовались успехом – случалось, их разбирали, «как горячие пирожки»... Но успех, как водится, не был «константой»: пики удач сменялись периодами творческого «затишья» и даже, как ей мнилось, - «забвения».В такие дни Свете иногда казалось, что её жизнь «лишена смысла». К тому же, вокзальные ночевки и постоянные стрессы не прошли для хрупкого организма бесследно – Светлану настигла серьезная болезнь...

- ...Я очень болела, - говорит она, – можно сказать, не так давно «вылезла из гроба». Причем вылезла благодаря лишь божьей помощи... И вот что я заметила: многие с больным человеком общаться не хотят – все же хотят радости, положительных эмоций... За те двенадцать лет, что я болела, со многими друзьями отношения прекратились - им было «тяжело общаться» с больной душой. Некоторые из них откровенно недоумевали: «Света, как это у тебя «болит душа»? У меня вот почему-то не болит: у меня стирка, готовка – некогда предаваться депрессухе... А ты всё ходишь по улицам, не знаешь, куда себя деть...».

...И всё же «свет в конце тоннеля» наконец забрезжил – Светлана Белявская нашла, «куда себя деть». Духовник, к которому поэтесса обратилась «в минуты тягостных раздумий», подсказал: предначертанная ей миссия полностью отвечает её светлому имени – «просветлять, делать добрые дела»...

***

...Уже третий час подряд мы сидим со Светланой за чашкой чая: она рассказывает мне о «добрых делах» - тех, что уже совершены ею или запланированы на обозримое будущее. Как и положено пермячке, говорит она мягко, неторопливо – словно «сказку сказывает»... Если не слишком вникать в смысл произносимых слов, то её речь убаюкивает, умиротворяет – кажется: всякий описываемый ею «сюжет» непременно закончится хорошо... А вот ежели вникнешь, то - мама дорогая! - от этих «сказочек» жуть берет... Невольно думаешь: надо же, до чего довели нас «бесовские» наши (насквозь «монетизированные»!) времена, если любое мало-мальски благое дело требует теперь почти что подвига... Вот, для наглядности, несколько «сказочных сюжетов» - в изложении Светланы Белявской...

Сюжет первый,
Или сказ о том, как «коммерческая жилка» региональных СМИ богоугодным делам препоны чинила

- Знаете, у меня своих детей нет, но я часто хожу по школам – встречаюсь со старшеклассниками. Я им говорю: «Не забывайте делать добрые дела», а они: «Да мы знаем, вот на Вас смотрим...». Один десятиклассник мне говорит: «Вы такая сильная, а мужики сейчас слабые...». Как-то попросила их: «Напишите мне отзыв - о том, что думаете о нашей встрече и о жизни вообще». И вот один паренек пишет: «У нас была Светлана Белявская. Она рассказала, как добилась своей цели. Она без продьюсера, без денег. Она инвалид, но всего достигла сама. Побольше бы нам таких встреч». Они пишут, конечно, по-простому, но главное всё же понимают, - и это дает надежду, что с ними не так всё плохо, как могло бы... Ведь что наши дети видят и слышат сейчас? На чем воспитываются? Я, например, рада, что росла в эпоху, когда были по-настоящему великие люди, а не искусственные «звезды»... Посмотрите, к примеру, какие сейчас крутят песни: «Ты целуй меня везде, я ведь взрослая уже...». Или: «Я беременна, но это временно...» - и это ротация росс
ийского эфира! Почему же, задаю я себе вопрос, ЭТО крутится в эфире, а мои песни – нет? Значит, кому-то нужно, чтобы люди слушали именно ЭТО, чтобы именно на ЭТОМ воспитывалась молодежь... А я вижу свой долг в том, чтобы, по мере сил, «минимизировать» это зло, чтобы просветлять, как могу, юные (и не только) души...

Расскажу вам один случай - семилетней давности... Сейчас, как я погляжу, большинство мальчиков - вяленькие. А мне хочется, чтобы они были – ух! – бойцы... И вот как-то (дело было в 2006 году) ко мне пришли ребята из пермского отделения спецназа – называется оно «Медведь». Обратились с просьбой – провести благотворительный концерт: они уже знали, что у меня есть много патриотических песен. И я, конечно, не долго думая, согласилась. Мы с ними сразу решили, что билеты на наш концерт будут дешевыми - то есть, много денег собрать не планировали изначально. И вот начала я «подключать» наши пермские СМИ...

Звоню главному редактору местной «Комсомольской правды»: «Здравствуйте, - говорю, - мы сейчас проводим благотворительный концерт для бойцов спецназа. К тому же, у меня, пермской поэтессы Светланы Белявской, это будет юбилейный (50-й) творческий вечер в нашем с вами родном городе...

А в ответ слышу: «Ну, мы об этом, знаете ли, не пишем...». - «А о чем, - спрашиваю, - вы пишете?» – «Ну... вы разве не понимаете, какой у нас формат?» - Тут уж я не выдержала: «А разве, - говорю, - ваш «формат» не позволяет вам сделать благое дело - поучаствовать в жизни родого города?! Мы даем благотворительный концерт, вы – привлекаете людей. Вместе мы соберем деньги за билеты и передадим их нуждающимся спецназовцам, которые за нас (в том числе, кстати, и за вас!) воевали. У меня же нет рупора – ходить по улицам, сзывая народ! А для вашей газеты внести эту лепту - донести до людей информацию о концерте - большого труда не составит...». В общем, разжевала ему всю ситуацию, как ребенку. А он опять за свое: «Нет, об этом мы писать не будем...».

В общем, обзвонила я больше десятка пермских газет – все, включая «Комсомолку» и «Аргументы», - отказали. Отчаявшись, звоню человеку, который, собственно, всю эту «кашу» и заварил - именно он подал ребятам-спецназовцам идею с концертом. Говорю ему: «Знаете, никто о нашем мероприятии писать не хочет». А он даже не удивился: «Ну, конечно, - говорит, - я это предвидел». – «Может быть, - говорю я,- у Вас есть какие-то другие каналы: например, СМИ, которые пишут о войне, о Чечне (ведь многие ребята-спецназовцы только что оттуда вернулись)?». – «Нет, - говорит он, - никто об этом сейчас не пишет»...

Тогда, на всякий случай, я еще в несколько СМИ позвонила. В итоге, из полутора десятков моих попыток «прорвать информационную блокаду» три увенчались успехом – малюсенькие заметочки о нашем концерте в этих изданиях всё же напечатали. Любопытно, что охотнее всех на нашу просьбу откликнулось милицейское (или теперь правильнее сказать - «полицейское»?) издание «Досье 02» - из профессиональной, наверное, солидарности...

И вот что примечательно: сразу несколько пермских изданий, примерно в то же время, напечатали материал о некой, никому до той поры не известной, девочке, всего лишь... «мечтающей» стать певицей! О том, как она съездила в Америку и... сфотографировалась там с местными знаменитостями! Эти публикации, как мне потом сказали, оплатил её папа – директор завода... В общем, я тогда поняла: СМИ в нашем деле – не помощник.

Незадолго до того концерта, помню, я спросила своего священника: «Можно ли, батюшка, я расскажу о наших злоключениях со СМИ зрителям?». А он мне так сказал: «Понимаешь, Света, запретить я тебе, конечно, не могу, но ты сама пойми: вы ведь делаете благое, богоугодное, дело – концерт ваш благотворительный. И вдруг - ты будешь «предъявлять претензии»! А нужно бы – наоборот: рассказать людям, кто и чем вам помог... Ты вот представь себе: прошел концерт – все песни спеты, всё хорошо... А потом вдруг ты выходишь на сцену и говоришь: «А теперь, дорогие знители, послушайте, какие СМИ нам отказали...». Ну, что это будет за финал?»...

Честно скажу: после нашего «фиаско со СМИ» я засомневалась, что у нас что-то получится: наверное, думаю, не судьба нам задуманное воплотить! И потому была просто потрясена, с каким желанием и рвением ребята-спецназовцы начали наше «мероприятие» продвигать...

- То есть, концерт всё же состоялся?

- Состоялся, а как же...Спасибо директору Дворца культуры – он (в отличие, кстати, от городского отдела культуры!) выделил нам зал бесплатно. Впрочем, не забывайте: это был еще 2006 год - коммерция тогда еще не успела проникнуть во все щели... Это сейчас к руководству пришли люди, у которых уже ярко выражен «крен в коммерцию». Ну, и ладно – пусть они будут!.. Я-то для себя давно решила: что бы вокруг ни происходило, - всё равно буду идти своим путем! Мой священник мне так и сказал: «Ты, Света, приготовься к тому, что будет трудно, но у тебя всё получится». И правда, почти всё, мной задуманное, хоть и с большим трудом, но рано или поздно - воплощается ...

...Так вот, обзвонили мои ребята-спецназовцы всех «своих» - и все пришли. Зал получился полный – люди даже между рядами стояли, и концерт, без преувеличения, прошел «на ура». Сидим мы с бойцами после концерта, чай пьем... Я смотрю на них, и вдруг у меня прямо дыхание перехватило – как-то остро я вдруг поняла: вот они все такие красивые, у каждого грудь - в медалях, а ведь медали-то эти за просто так не дают – значит, каждому из этих ребят пришлось пройти сквозь такое... Неудивительно, что у них сознание меняется, когда, прийдя «с войны», в мирной жизни, за которую воевали, они видят несправедливость...

Я, кстати, по просьбе их командира, специально к этому концерту песню для них написала - «На острие атак» называется. Там же, у нас в Перми, нашла одного мальчика талантливого – он к этой песне музыку сочинил... И вот под эту песню выходят мои спецназовцы в финале – бравой походкой, под звон медалей... Мои друзья, сидевшие в зале, рассказывали потом, что даже мужики прослезились, глядя на них – о женщинах и говорить нечего!..

Но вот финальная песня отзвучала... Они стоят на сцене, их командир готовится произнести речь, а я, памятуя слова батюшки, что не надо, мол, в такой торжественный момент «выность сор из избы», из-за кулис ему шепчу: «Вы только не говорите, пожалуйста, как это всё трудно было сделать!..». Потом уже он мне признался, что «еле сдержался» - так, говорит, и «подмывало» его поведать залу о том, какие препоны чинили нам отдел культуры города и местные СМИ!..

Сюжет второй,

Мысли вслух: «Почему поэты, отпраздновав «полтинник», становятся студентами журналистики?»

- ...Несколько лет назад, отпраздновав главный в жизни каждого человека юбилей, я вдруг поняла: пора что-то менять. К тому же, мне стало обидно: посмотришь журналы, а там про наших «звезд» пишут только в одном ключе: кто на ком женился, у кого какие аппартаменты, автомобили, шубы, сколько тысяч долларов стоила свадьба... А ведь, если вдуматься, вся эта информация, собственно, - в связи с чем? На потребу публике – удовлетворить праздное любопытство? Будто, у певцов и артистов нет ни души, ни мыслей – одна недвижимость!..

...И вот я задумала такой, как теперь модно говорить, «проект» - серию «нетипичных» интервью с артистами и певцами. Захотелось мне, чтобы известные люди поведали «внешнему миру» о своем «мире внутреннем» - ведь, помимо «бурной личной жизни» и «предметов роскоши», у них за душой тоже, наверное, кое-что есть (хотя по глянцевым публикациям об этом догадаться сложно)! Кто-то из «звезд», может быть, помогает больным или людям, попавшим в беду, – об этом ведь читателям тоже полезно знать!..

...Мне захотелось спрашивать у известных людей примерно так: «Скажите, Валерия, кроме того, что Вы достигли того-то и того-то, может быть, Вы еще и помогли кому-то»?.. Ну, Валерия-то, я точно знаю, занимается благотворительностью. Гоша Куценко тоже помогает детям. И Костя Хабенский тоже... Но почему же об этом так скудно пишут? Может быть, с этих «звезд» читатели, пример брали бы... Замыслила я спрашивать у «звезд» и о том, какие качества они считают важными и хотели бы передать будущим поколениям... Словом, составила целый список вопросов - в том же ключе... И уже даже придумала этому «проекту» название - «Была бы богата душа»...

...Прихожу я с этой своей идеей в пермские издания и – буквально с порога! - получаю отказ. Главные редакторы в один голос мне говорят: «Читателю нужно развлекалово...». Мол, читатель хочет знать только, «кто и с кем», и «почем» - а остальное, уверены они, по большому счету, ему - «по барабану»!...

...Сходила я со своей «богатой душой» в три газеты, всюду получила «от ворот поворот» и поняла: наверное, пока рано - для «богатой души», видимо, время еще не пришло... Но вот желание это сделать - во мне как было, так и осталось. А поскольку никогда раньше я в таком формате не общалась, подумала: нужно мне, наверное, получить какие-то специальные знания, навыки журналиста. И вот два года назад – рискнула: села за студенческую скамью. Сейчас учусь на втором курсе Академии Медиаиндустрии, а моя будущая специальность - «Журналистика печатного СМИ».

...Среди своих педагогов я , к счастью, вижу единомышленников. Они меня обнадеживают: говорят, что «мои» темы – благотворительнось и волонтерство – уже очень скоро будут востребованы СМИ: к этому, говорят они, есть многие предпосылки и многие признаки – уже налицо...

...Я и сама хочу войти в это «поле благотворительности» - чтобы освещать происходящее в нем - «изнутри». Первые шаги, с благословения батюшки, в этом направлении я, к слову, уже сделала: нашла в Перми восьмилетнюю девочку (тоже, как и я, без ручки – только без левой) и мальчика с ДЦП. Я уже провела для них один благотворительный концерт, а сейчас, в феврале, планирую провести второй. В этом мне помогает один пермский меценат, а вот от государства помощь пока, честно говоря, - нулевая...

...Впрочем, сейчас кое-какие «подвижки» в отношении инвалидов, вроде, наметились: хотя бы появились СМИ, где пишут о талантливых инвалидах – например, федеральное издание «Страна и мы»... На радио «Маяк» тоже есть полезная передача – «Адреса милосердия»: там инвалидам помогают получать конкретную помощь. Меня радует, что кроме «хохотушек», появилось хоть что-то настоящее, связанное с реальной жизнью...Есть, знаю, и какие-то фестивали, и фонды благотворительные – но всё это сосредоточено в Москве, и - немножко – в Питере, а до регионов «руки помощи», видимо, не доходят. Взять, к примеру, нашу Пермь: не «доросла» она еще до благотворительности, что ли?..

... Многие недоумевают: с чего это мне вдруг, «на старости лет», «приспичило» заняться журналистикой? Я на это отвечаю так: «для пользы дела». В «нужные двери» (по крайней мере, я очень на это надеюсь!) журналисту стучаться всё же легче, чем «рядовому» просителю. А в нашем деле «стучаться» приходится ох как часто - причем никогда не угадаешь, какая из «дверей» откроется, а какая – нет. Иногда «сюрпризы» бывают приятными, вот пример: прихожу я как-то в одно пермское издание и говорю девушке (то ли секретарю, то ли менеджеру – не поняла): «Хорошо бы нам вместе с вами выпустить к благотворительному вечеру календарь. Вы случайно не занимаетесь благотворительностью?». «Секретарь-менеджер» смотрит на меня так, будто я с Луны свалилась, и головой качает: «Не-ет...». – «А благотворительные акции не проводите?» - спрашиваю я. И поясняю: «Мы, - говорю, - хотим провести благотворительную акцию для детей-инвалидов. Хорошо бы, и вы тоже оказали посильную, «полиграфическую», помощь...». – «Хорошо, - слышу в ответ, - я по
говорю с нашим генеральным...».

И что же вы думаете? Когда в другой раз я пришла к ним (уже, на всякий случай, с деньгами), эта же девушка мне радостно так сообщает: «Я передала Вашу просьбу директору – он согласен». – «Вот видите, - говорю, - как хорошо...».

...А недавно я прочитала статью про актрису Машу Миронову – о том, как она создавала фонд помощи пожилым актерам и чего ей это стоило. Она, - хоть и молодая, и успешная, и дочка такого известного артиста, - а не считает для себя зазорным ходить и просить «на помощь». Она пишет: «Просто вкусно поесть – разве в этом смысл жизни?». И я с ней совершенно согласна.

...В благотворительности ведь нет ничего особенного – это должно стать естественным состоянием души. Я думаю, эта идея будет продвигаться в обществе потихоньку – в основном, через «известных персон»: Машу Миронову, Чулпан Хаматову, Гошу Куценко... И я тоже хотела бы к этому «добродетельному сообществу» быть причастна...

...В 2006 году случился (по крайней мере, для меня) некий «водораздел»: до этого времени были люди, которые помогали проводить благотворительные вечера «на безвозмездной основе» (субсидировали, давали бесплатно зал...), а потом – всё! Многие думают, что я, как соавтор популярных песен, «баснословно разбогатела» – они же не знают, что, как батюшка мне и советовал, я выступаю бесплатно...

...Почему я - человек безденежный, об этом надо спросить у нашего государства. Наверное, потому, что у нас в стране фактически нет закона об авторских правах. Как следствие, деньги, которые я получаю за свои песни, - мизерные. Или, чаще, я не получаю их вовсе. Люди, которым я это говорю, даже не верят, что такое возможно...

...Недавно я слушала интервью с Александром Морозовым. Он говорит: «Как только - в советское время - появились песни на мои слова («Олеся» и другие), за два месяца я купил машину». Мне же, Светлане Белявской, двухмесячного гонорара еле хватает на то, чтобы за услуги ЖКХ заплатить – почувствуйте, как говорится, разницу! «Натекает» мне где-то по 500-1000 рублей в месяц, редко - по полторы - разве это серьезно? РАО вот прислало «расшифровку» выплат за исполнение песен, а там – никакой «прозрачности» и в помине нет! РАО говорит: «Мы начисляем, согласно тому, что нам присылают исполнители». Но исполнители-то не присылают - вот в чем беда! Раньше, во времена Пахмутовой и Добронравова, авторское право «работало» - знаю не понаслышке. Долгое время я трудилась во Дворце культуры?? - заведующей культмассовым отделом. И в мои обязанности входило следующее: после каждого концерта или танцев – обязательно! - заполять «рапортички» с указанием фамилий авторов. В них черным по белому я записывала, что в таком-то концерте (ил
и на танцах) прозвучали песни «на слова Пахмутовой - музыку Добронравова». Или: «на слова Танича – музыку Дербенева»... И в конце каждого месяца эти «рапортички» я относила в райком партии, в отдел культуры... Понятно, что, прежде всего, это из идеологических соображений требовали, но в результате получалась объективная картина: сведения о том, какие песни «крутили», стекались со всех Дворцов культуры, со всех клубов и филармоний – из всех городов и деревень Советского Союза – в ВАП (Всероссийское авторское право). Все руководители культурных организаций знали, что это – закон, которому не подчиниться нельзя! Поэтому популярные авторы не могли пожаловаться на отсутствие денег - «прозрачность» тогда была кристальная!

...Я и сама, уже в качестве автора, этот порядок немножко застала – в 1989 году, когда мы с Игорем Николаевым только начали выпускать «совместные» песни. Тогда на одну песню я спокойно могла жить полмесяца. А вот куда этот закон исчез после перестройки – мне никто ответить не может! Подозреваю, что никуда из юридических фолиантов он не делся, просто - «не работает»: государство, по крайней мере, его исполнением ничуть не интересуется. В результате получается полный беспредел: на корпоративы и дни рождения боссы приглашают «звезд», никого об этом не оповещая. Нередко, как мне рассказывали, «культурные мероприятия» проводятся... в сауне! И уж не знаю, какие органы в состоянии проверить, какие песни и на чьи слова там поются! Исполнители, чаще всего, получают гонорар «черным налом» и, довольные, уезжают. А я, как и другие авторы, - остаюсь ни с чем! Всё мечтаю, вот вышел бы Указ Путина и обязал исполнителей: спели вы песню (не важно где – хоть в бане, хоть на концерте!) - будьте добры, «зафиксируйте» этот факт
!.. Сразу бы всё наладилось.

А сейчас, как мне сказала Екатерина Шаврина, никакой отчетности никто не требует: руки у всех «участников процесса» - развязаны. А вы, авторы, как хотите, так и живите!..

...Но я всё-таки рада уже тому, что на больших площадках, по крайней мере, авторские права еще уважают. Вот спел, к примеру, Игорь Николаев в Кремлевском Дворце мою песню – и мне заплатили... А то прихожу я как-то в караоке (дело было в Перми), и там, при мне, заказали мою же песню. Ну, и конечно, деньги за неё получила хозяйка заведения, а не я... И вот, когда я окончательно поняла, что ничего с этим поделать не могу, то решила: самое, наверное, мудрое в моей ситуации - не переживать. А еще лучше – стать журналистом и, вооружившись знаниями, попробовать что-то изменить...

...У меня ведь даже компьютера до недавних пор не было. Появился он у меня совершенно случайно: благодаря еще одной «доброй душе» - детской писательнице Тамаре Крюковой. С ней мы семь лет назад в поезде ехали, там и познакомились. Тогда, помню, я ей рассказала, что являюсь человеком «бескомпьютерным», но не слишком от этого страдаю. И вот спустя семь лет, Тамара звонит мне и, узнав, что я, по-прежнему, далека от электронных благ цивилизации, говорит, что такого положения вещей - моей «компьютерной отсталости» - лично она «пережить не может». И привозит мне это электронное чудо цивилизации - прямо на вокзал, к поезду! Теперь вот, как будущему журналисту, этот «дар» мне надо срочно осваивать ...


Марина Никулина

"Журналистика и медиарынок", № 02, 2013


 



Михаил Мамчич Афоризмы

С первого взгляда налоги трудно полюбить, вот и приходится присмотреться, пару раз обойти...

Ваше мнение

О чем в нашем журнале надо рассказывать чаще?