Журналистика и медиарынок

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 

Зачем нам старости, когда есть
новости?

Хроника ухода Льва Николаевича – взволновавшее всех событие – день за днем. Сейчас в России голод: из Сибири, Поволжья приходят жуткие сообщения, Общественность собирает средства. Тупоголовые администраторы мешают общественным организациям, боятся их. Перелет Москва- Петербург. Гаремная мода – как появились женские штаны.


В том времени, в которое сейчас погружен СОКУРЕНКО (Январь 1912), еще не нашли украденную из Лувра Джоконду и никто пока не знает, найдут ли. Это нам известно, Что Мона Лиза давным-давно вернулась домой и Что ее похитителем оказался итальянец — маляр, работавший в Лувре, заболевший идеей вернуть шедевр на родину, во Флоренцию…


БИО
Сергей Данилович Сокуренко окончил РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина.
В журналистику пришел в 1993-м. Вел на радио
«Эхо Москвы» программы «Прогулки по Москве», «Большая московская игра», «Путешественники и странники», «Из жизни отдыхающих».
По его собственным словам, на радио попал, как попадают под автомобиль. 1 октября 1995 года в эфире прозвучал первый выпуск программы «Московские старости», которую Сокуренко ведет вместе с Кирой Черкавской.
Публиковался в газетах «Московская правда», «Вечерняя Москва», «Спорт-Экспресс» (еженедельное приложение), «НГ Ex libris», в «Русском журнале».
В 2006 году создал в Интернете собственный сайт «Газетные старости».
Любитель интеллектуальных игр — неоднократный участник телепередачи «Своя игра»

Когда на «Эхо Москвы» раздается неторопливо вальяжное «Московские старости. Сто лет тому назад», хочется сделать звук погромче и включить все свое внимание: в двухминутном выпуске много всего интересного, неожиданного.
Ради этой «добычи» автор рубрики Сергей Сокуренко проводит два-три дня в неделю в газетном отделе Российской государственной библиотеки, в подмосковных Химках, на Библиотечной улице

На машине времени с газетой

Сокуренко дойдет до информации о воре Джоконды лишь через два года, зато получит новость живой, свеженькой, которую пока что не законсервировала история.

— Вы ощущаете себя, Сергей Данилович, участником, очевидцем событий столетней давности?
— Нет, конечно. Ни участником, ни очевидцем… Но когда я держу в руках газету, вышедшую в 1912 году, то ничем не отличаюсь от обывателя того времени. Я нахожусь там. Я в два раза увеличил таким образом плотность жизни, живу в двух измерениях — и сейчас, и сто лет назад.

— Ваша рубрика — не ноу-хау, скорее — изобретение велосипеда. Скажем, известинская «Неделя» с первого номера — это 1960 год — радовала заметками «О чем писали русские газеты сто лет тому назад» …
— Лет на пятьдесят раньше «Таймс» завел рубрику «О чем писал «Таймс» сто лет назад»…

— Так есть ли у вас какие-то свои принципы отбора и подачи материалов, которым вы следуете, создавая «Московские старости»?
— Я отталкивался вот от какой идеи, или данности. Каким образом человек получает ощущение, что он живет в большом мире? Исключительно благодаря средствам массовой информации. Мир каждого довольно замкнут. Мы просыпаемся в одних и тех же стенах, идем на работу привычной дорогой, а то, чем живет город, страна, мир, узнаем из газет, радио, телевидения. Сейчас появился Интернет, электронные СМИ превалируют. Главное — ощущение себя в мире.
А тогда были только газеты.
И я открываю окошечко в то время.
Иногда у меня возникают сомнения в правдивости той или иной информации, особенно в желтой прессе. Но это — та самая заметка, которая читалась, формируя у людей представление о мире. Это уже достаточно исторический документ.
Принцип отбора материала — радийный выпуск новостей.
Начинаю с высокой политики. Войны, конфликты, какие-то речи в честь императорского двора. Светская жизнь, бытовая информация или информация о нравах.
Когда-то я прочел повесть одного американца о путешествии во времени.
Машина времени была простая. Если создать в замкнутом объеме абсолютно подлинную обстановку какого-то времени (например, древнеримское жилище со всей его утварью) и поселить в ней человека, то наступит момент, когда, открыв дверь, он сможет выйти на улицы древнего города. Герои так путешествовали в Америку XIX века из Америки середины XX.

Крупные события и важные пустяки

Газета — обязательный элемент для такого путешествия во времени. Она дает возможность понять, чем люди жили и сто и двести лет назад.
И самой интересной может оказаться заметка не о крупном событии, а о каком-то пустяке, но весьма характерном для того времени.
В солидных «Русских ведомостях» — большие аналитические статьи, но мало оперативной информации. Поэтому я читаю самые разные газеты, в том числе и желтые — их идейная платформа меня не смущает. Хотя назвать желтой московскую газету «Копейка», к примеру, язык не поворачивается. Прекрасные карикатуры, много всяких городских новостей, коротеньких репортажей… Заглядываю даже и в черносотенные газеты. Но их неприятно читать: до того тенденциозны!

— Желтая пресса когда была желтее — тогда или сейчас?
— Думаю, степень желтизны одинакова. Дело в том, что сейчас мы знаем контекст, и это нас больше задевает. Особенно, конечно, героев публикаций. А скандалы в «Петербургском листке» уже никого не заденут — все подернулось флером времени. Но там много интересной информации.
И я включаю «Листок» в свои обзоры.

— А если обратиться к общему впечатлению от газет нашего и вашего времени, что тут можно сказать?
— Прежде всего ощущается газетная монополия в сфере информации. Не было же ни радио, ни телевидения.
И в газетах непременны рубрики:
В Америке,
В Париже,
В Петербурге… Во Владивостоке. Оперативной информации было больше.

— Насколько оперативной? Не будем касаться движения новости из Владивостока. Возьмем столицы. У Сытинского «Русского слова», где всем заправлял Влас Дорошевич, были свои корреспонденты в Петербурге, а у Суворинского «Нового времени» — в Москве. Как долго могла идти статья из Москвы в Петербург и наоборот?
— Да у вас плохие представления о столетней давности!
Я недавно опубликовал информацию на сайте: пришел из Петербурга в Москву поезд-молния, движением которого руководил лично товарищ министра путей сообщения. Поезд был в пути всего девять часов!
Существовали телефон и телеграф. То, что многое передавалось по телефону, прекрасно видно хотя бы из того, что в сообщениях об одном и том же событии по-разному написаны фамилии. Сделать подобную ошибку при передаче по телефону ничего не стоит. Информация обычно выходила с опозданием на сутки. Появившиеся вечерние газеты опоздание сокращали.

Идея Достоевского

— «Московские старости» звучат всего две минуты. Можно себе представить, сколько интересного не попадает в выпуски и сколько ценных фактов из повседневной истории накопилось у вас за все время. Нельзя же, чтобы такой материал пропал. Но что делать?
— Такой вопрос возник передо мной давно. Ответ подсказал Федор Михайлович Достоевский. В «Бесах» есть глава «Хромоножка».
Лизавета Николаевна пригласила к себе Шатова, чтобы поделиться идеей некоего литературного предприятия. Вот суть его.
Во множестве столичных и провинциальных газет ежедневно сообщается о множестве происшествий. Год кончается, газеты складывают в шкафы или рвут, пускают на обертки. Опубликованные факты, будоражившие публику, забываются. Многие желали бы потом вернуться к ним, но как их разыскать, часто не зная ни дня, ни места, ни даже года случившегося? А вот если бы собрать их за целый год в одну книгу, по определенным плану и мысли, то получилась бы характеристика русской жизни за весь год, несмотря даже на то, что войдет в книгу лишь малая доля опубликованного.
«Вместо множества листов выйдет несколько толстых книг, вот и все», — возражал Шатов. Лизавете Николаевне. Но она горячо отстаивала свой замысел.
Тут я, с вашего разрешения, процитирую Федора Михайловича. Для этого войдем на мой сайт «Газетные старости» (starosti.ru) и кликнем баннер «Идея
Ф.М. Достоевского».
«Книга должна быть одна, даже не очень толстая, — уверяла она. —
Но положим хоть и толстая, но ясная, потому что главное в плане и в характере представления фактов. Конечно, не все собирать и перепечатывать. Указы, действия правительства, местные распоряжения, законы, все это хоть и слишком важные факты, но в предполагаемом издании этого рода факты можно совсем выпустить. Можно многое выпустить и ограничиться лишь выбором происшествий, более или менее выражающих нравственную личную жизнь народа, личность русского народа в данный момент. Конечно, все может войти: куриозы, пожары, пожертвования, всякие добрые и дурные дела, всякие слова и речи, пожалуй даже известия о разливах рек, пожалуй даже и некоторые указы правительства, но изо всего выбирать только то, что рисует эпоху; все войдет с известным взглядом, с указанием, с намерением, с мыслию, освещающею все целое, всю совокупность. И, наконец, книга должна быть любопытна даже для легкого чтения, не говоря уже о том, что необходима для справок! Это была бы, так сказать, картина духовной, нравственной, внутренней русской жизни за целый год…»

— Так что — замахнетесь на книгу?
— Меня, случается, спрашивают, не хочу ли я все собранное издать. Честно говоря, не хочу. Я видел подобные издания. Видел роскошную книгу, посвященную
17-му году. День за днем. Это неподъемно по работе. Можно полистать, посмотреть. Но не ко многим такая книга попадет. Да и объем бумажного продукта ограничен. И я создал сайт. Определил его содержание по Достоевскому. Можете проверить.
Количество статей на сайте приближается к 30 тысячам.


Важные, интересные или просто прикольные события собираю в тематические баннеры.
Скажем, выделена газетная хроника Русско-японской войны.
Хроника ухода Льва Николаевича — взволновавшее всех событие — день за днем.
Сейчас в России голод: из Сибири, Поволжья приходят жуткие сообщения, общественность собирает средства. Тупоголовые администраторы мешают общественным организациям, боятся их.
Перелет Москва — Петербург…
Гаремная мода — как появились женские штаны. Некоторые авторы утверждают, что они пошли из России, благодаря русским сезонам Дягилева в Париже. Потому что русские привезли балет «Шахерезада» с костюмами Бакста, и там были гаремные красавицы в шальварчиках. Когда в таком виде дамы вышли на улицу, были неприятности…
Самая популярная рубрика среди читателей и особливо читательниц — брачные объявления…
Ежедневно сайт обновляется.

Приближение к истории

— Разница между радийными выпусками и сайтом только в количестве материалов?
— Не только. Тексты для радио я редактирую: на слух старые обороты речи не всегда воспринимаются.
А на сайте — документы. Лишь старая орфография заменена современной, но цитирование точное, с указанием на первоисточник. Все точно, как было в газетах. Хотя я не могу гарантировать, что это правда. Мой сайт не для историков. Историк копает глубоко, а я работаю на массового читателя, даю картинку дня столетней давности. Хотя иная картинка может помочь историку что-то прояснить или подтолкнуть к новому поиску.
В свое время, еще будучи подростком, я читал книгу «Память» Чивилихина, и меня резануло, как пренебрежительно автор отзывается о людях, не знающих своей истории. Но большинство занято своей повседневной жизнью, и им не до истории, не до поиска книг. А сайт упрощает знакомство с историей. Можно многое быстро найти благодаря архиву, где хранятся газетные материалы с 1901 года.
На самом деле газеты должны быть доступны, как в Австрии. Австрийская национальная библиотека оцифровала свою прессу и выложила в Интернет. Кликаешь по дате, и тебе показывают все газеты, которые вышли в этот день.
Кстати, я обнаружил ссылку на свой сайт в англоязычной Википедии, в статье про Гийома Аполлинера.
У него был секретарем бывший русский подданный, который каким-то образом был заподозрен в соучастии в краже Джоконды, Аполлинер же, зная или не зная об этом, помог ему уехать из Парижа.
В связи с этим он был задержан полицией и подвергнут допросу.

— Какое ощущение остается у вас от постоянного пребывания в разных временах: жизнь стремительно развивается или, напротив, в жизни мало что меняется?
— Больше второе. Помимо сайта у меня есть блог в «Живом журнале», страничка в Фейсбуке. Читаю разнообразных авторов и сам публикую что-то интересное. И один из главных рефренов собеседников — «ничего не меняется».
Я не ставлю перед собой цели подтвердить это или опровергнуть. Может быть, это происходит невольно, в результате отбора. Может, меня привлекает то, что созвучно сегодняшнему дню. Если что-то мне незнакомо, то оно мне кажется неинтересным.

— Выходит, несмотря на армию репортеров, добывавших сто лет назад информацию, мы видим прошлое глазами Сергея Сокуренко?
Впрочем, это естественно. Недавно у современного, очень интересного французского писателя Паскаля Киньяра прочла, что даже у людей, много лет живущих вместе, не может быть общего прошлого. Только мифы бывают удобны для всех.

— Иногда выкладываешь что-то интересное в «Живой журнал» и думаешь: ну, сейчас народ сбежится! Нет, проходят мимо. А на менее интересный факт сбегаются, бурно обсуждают… Нормальная субъективность.

— Но сегодняшний интерес к истории объективен. И мне кажется, любой местной газете могли бы прибавить весомости местные газетные «старости».
— Согласен. Правда, не везде, не во всех архивах сохранились старые газеты. Немалый ущерб хранилищам был нанесен войной. Это первое.
А второе — не у каждой редакции есть возможность вести поиск. И тут я, работая регулярно в газетном отделе РГБ, где можно найти любую местную газету, мог бы оказывать содействие. Поэтому и повесил на сайте объявление-баннер о сотрудничестве.

Вот одно издание, выходящее, правда, не в глубинке, а в Москве, в течение нескольких лет вело рубрику, с удовольствием пользуясь материалами моего сайта

Но подписывали подборку женским именем. Когда я туда позвонил, меня заверили, что дама сама ездит в библиотеку и сама все читает. Тогда я сказал, с каких страниц сайта все переписано. На что услышал, что это было только какое-то короткое время: коллега сломала руку и не могла ездить в библиотеку. В Интернете ничего не спрячешь, у них есть архив, и я установил, что «перелом» произошел в 2009 году. И вот до сих пор не заросло — такой сложный случай!
Думаю, не стоит тайно «ломать» руки. Плодотворней открыто сотрудничать.


Тамара Александрова

"Журналистика и медиарынок", № 01, 2012



 

ЖУРНАЛИСТИКА И МЕДИАРЫНОК: НАШИ АВТОРЫ

Сергей Мельник, газета «Ставрополь-на-Волге», Самарская область
Здесь, в издании для сельчан и не желающих «отрываться от земли» горожан, я сделал приятное открытие: нигде, ни в каком мегаполисе, не ждут и не читают местную газету так, как на селе. И это греет душу и прибавляет веры, что твой «скорбный труд и дум высокое стремленье» кому-то интересны и нужны.